Фердинанд Зекка родился в Париже в 1864 году. Нельзя сказать, что он был ярким и самобытным режиссёром. Его первые фильмы – это явные подражания картинам конкурентов – Жоржа Мельеса, Джемса Уильямсона и других. Но, тем не менее, как говорил о нём Ежи Теплиц, «Фердинанд Зекка явился как бы связующим звеном между кустарным и промышленным производством. Он начинал как одиночка, мастер на все руки, а затем стал «начальником штаба», отдающим приказы и распоряжения целой съёмочной группе».

Отец Зекка был консьержем в театре канатоходцев «Амбигю», потом работал машинистом сцены в театре «Фюнамбюль». Так что можно сказать, что Зекка вместе с братьями вырос в театральной атмосфере, среди игры и действия.

Поначалу Фердинанд Зекка не помышлял о карьере актёра-режиссёра. Он специализировался на звукозаписи, с успехом наговаривая на восковые валики проповеди и речи государственных деятелей. Обладая замечательной дикцией, он пользовался неизменным успехом у своих слушателей.

Однажды его услышал Шарль Пате и предложил исполнить несколько номеров из программы в мюзик-холле. Так Зекка снялся в фильме «Немой меломан» (1899), который поставил известный тогда комик Шарлюс. Немой, которого играет Зекка, пользуется «корнет-а-пистоном, чтобы отвечать на вопросы председателя суда».

Одним из первых фильмов, снятых самим Зекка, и полюбившийся зрителям, стал «Злодеяние телячьей головы» (1899). Сейчас бы такую картину назвали хоррором. В самом начале телячья голова сбегает с тарелки мясника и насаживается на гвоздь. Мясник возвращает её на место. Тогда голова садится на плечи мясника, а его голову кладёт на тарелку и посыпает петрушкой.

В фильме «Дело Дрейфуса» (1902) Зекка касается романтизма: главный герой видит во сне своих детей. Раньше такой ход никто не использовал.

Постепенно Зекка отходит от чистого копирования. По-настоящему оригинальным фильмом, который вызвал волну подражаний, стал «История одного преступления» (1901). Это была первая в истории кино криминальная картина. И, кроме того, первый фильм, который использовал флэшбэки. «История одного преступления» взяла начало… из знаменитого парижского музея Гревена, где хранится одна из крупнейших в мире коллекций восковых фигур. Внимание режиссёра привлекла экспозиция, изображающая историю преступника. «Оживив» её «движущимися картинками» Зекка поделил историю на шесть сцен:

1. Убийство банкира (грабитель пробирается в дом банкира, который спит у сейфа и убивает его, после чего грабит);
2. Арест в кафе полицейскими в штатском;
3. В морге. Около жертвы.
4. В тюрьме. Мечты о прошлом (Здесь перед грабителем, который лежит на койке в ожидании приговора, пролетает вся его жизнь, приведшая к тому, где он оказался: юношеский авантюризм, «неправильные» связи, алкоголь, убийство…)
5. Приход палача. Туалет осуждённого.
6. Перед гильотиной. Падение топора.

Перед появлением этого фильма режиссёры особо не задумывались о прорисовке характеров своих персонажей – двигается, значит, живой. Главный герой «Истории одного преступления» интересен тем, что он не просто деревянная марионетка, а человек, у которого есть воспоминания.

За несколько лет до Фердинанда Зекка уже снимали газетные хроники – смертные казни преступников. Но именно его фильм явился той картиной, которой подражали многие, в том числе и Мельес, а его смертная казнь превратилась в классику.

После успеха «Истории одного преступления» Зекка решил не останавливаться на этой дорожке «реализма». Он снял следующий фильм – «Жертва алкоголя» (1902). Во многом этот фильм перекликается с романом Золя «Западня». Это позволяет предположить, что Зекка использовал литературное произведение в качестве основы для картины. Фильм состоит из нескольких эпизодов:

1. Счастливая и благополучная домашняя рабочая семья;
2. Впервые у торговца вином;
3. Жертва алкоголя. Супруга ищет героя по кабакам;
4. Нищета на чердаке;
5. Сумасшедший дом. Одиночная камера и белая горячка.

Вообще Зекка был одним из первых режиссёров, который снимал фильмы по художественным произведениям. В частности, именно его экранизация «Дон Кихота» (1903) Мигеля Сервантеса явилась первой экранизацией этого романа, так же, как сказки Шарля Перро «Спящая красавица» (1902) и «Кот в сапогах» (1903).

Начиная с 1902 года Зекка начинает работать в жанре комедии. До него этот жанр во Франции не был особо развитым и ограничивался несколькими картинами Мельеса. В течение года Зекка снимает около сотни кинокартин. Жорж Садуль пишет: «В фильмах Зекка встречаются все действующие лица фольклора и народных календарей. Они дерутся, обманывают друг друга, выливают друг на друга ушаты воды, вздымают руки к небу, кувыркаются, дают пинки друг другу в зад. С помощью трюков снятая одежда возвращается на плечи, велосипедист, упавший в реку, одним прыжком оказывается на берегу и в седле, разбитые тарелки склеиваются, яйца возвращаются под наседку, собаки выплевывают сожранные ими бифштексы, а покупатели их берут, пьяницы подносят пустые стаканы ко рту, и они сами наполняются красным вином, мебель танцует, рыбаки удочками вытаскивают из воды живых людей, статуэтки оживают или склеиваются, худые становятся толстыми, картины оживают и т.д.»

Одна из самых известных фотографий Зекка запечатлела его сидящим на фантастическом летательном аппарате. Это кадр из фильма «Освоение воздуха» (1901). Странное изобретение было подвешено к крыше студии, причём половина кадра была затемнена. Затем фильм был отмотан к началу, и пейзаж квартала Бельвиль в Париже был снят в затемнённой части, что создавало первый эффект разделения экрана.

Историк авиационного кино Майкл Пэрис считал «Освоение воздуха» первым французским фильмом об авиации и одним из первых, в котором показан летательный аппарат в полёте. Продолжительность ленты составила около одной минуты, ныне она считается утраченной.

Несмотря на внушительное количество комедий, Зекка вошёл в историю кино как «реалист». Возможно, это был просто рекламный ход – в противоположность «фантастичности» Мельеса – а возможно, он действительно бросил ростки реалистичности в кинематограф. Сам он называл такие свои картины «драматическими или реалистическими сценами».

В марте 1904 года Пате писал: «Жанр, в котором нас никто не превзошёл – это хроники действительных событий, под которыми мы имеем в виду сцены, имеющие общее или международное значение и поэтому интересные массам». Но не всегда была возможность съёмки реальных событий и происшествий «на лету» – из-за различных трудностей, препятствий, недоступности местности… Тогда события просто реконструировались. К таким фильмам относится «Катастрофа на Мартинике» (1902).

Не обошлось на съёмках данной картины и без комических случаев. Как рассказывает сам Зекка: «Моя инсценировка была задумана следующим образом: полотняный задник изображал город Сен-Пьер с возвышающейся над ним на фоне неба горой Пеле. На первом плане широкая лохань, наполненная водой, изображала море. Когда всё было готово, я расставил людей: один из них, спрятанный за горой, должен был жечь серу; другой, взобравшись на лестницу, находящуюся вне поля зрения объектива, должен был при помощи огненного щита направлять дым на декорацию, что долженствовало изображать лаву; третий, тоже с лестницы, должен был разбрасывать пригоршнями древесные опилки, долженствующие изображать пепел; четвёртый раскачивал лохань, чтобы имитировать волны, в конце концов он выплескивал содержимое лохани на низ декоративного задника, что должно было изображать внезапный сильный прилив!

Таким образом мы создали патетический фильм, пользовавшийся большим спросом. Во время съёмок не обошлось без некоторого приключения. Когда я заканчивал, человек, который жёг серу, высунул голову из-за горы Пеле, спрашивая у меня, свободен ли он… Этот кадр вырезали не изо всех копий: представьте себе ужас зрителей при виде человеческой головы, выскакивающей из кратера вместе с камнями и лавой! К счастью, я был вовремя предупреждён и успел исправить это небольшое злоключение» (из интервью Зекка, опубликованном Фрэнсисом Анбриером в журнале «Имаж» в 1932 году и воспроизведённом Марселем Лаппером в его «Антологии кино» в 1945 году).

Фильм «Жизнь и страсти Иисуса Христа» (1903) состоит из 18 коротких эпизодов, каждый из которых рассказывает о разных моментах жизни Иисуса Христа от Благовещения до Воскресения: «Жизнь и страдания Иисуса Христа», «Воскресение Лазаря», «Христос, идущий по водам» и т.д. Наиболее удачной сценой, по мнению Жоржа Садуля, была «Поклонение волхвов»: «Декорации выделяются значительностью своих размеров. Чтобы представить себе эти размеры, надо вспомнить, что показав пресвятую деву и Иосифа, аппарат панорамирует в глубину декораций, показывая волхвов с их верблюдами. Потом, оставив волхвов, аппарат возвращается к святому семейству. Техника этого передвижения аппарата ещё очень неискусна. И тем не менее на пути развития кинотехники она оставляет далеко позади эстетические приёмы, которыми пользовался Мельес…»

Зекка начинал карьеру в кино, как и его знаменитый конкурент – Мельес, одиноким волком, который делал сам практически всё – монтаж, съёмку, игру. Но постепенно, по мере роста киностудии Пате, он обзавёлся целым штатом сотрудников – художниками, декораторами, актёрами, операторами, монтажёрами. Он руководил постановками фильмов таких режиссёров, как Нонге, Эзе, Велля, Каппелани, Ганье, Пукталя и других. Так что можно сказать, что Зекка стал художественным руководителем – одним из первых в истории кино.

С 1914 года он перестал снимать фильмы и прекратил свою продюсерскую деятельность, полностью посвятив себя административным делам студии. Надо сказать, что под его руководством «Пате» расцвела – он занимался оборудованием для киностудий в Берлине, Джерси-Сити, одновременно руководил филиалом «Пате» в США. В 1920 году Зекка, кроме всего прочего, берёт на себя руководство «Пате-бэби» – одним из отделений фирмы, которое специализировалось на производстве узкоплёночных аппаратов.

Зекка внёс своё в кинематограф, за что ему стоит сказать отдельное спасибо. Братья Люмьер явились создателями кино, Жорж Мельес привнёс опыт фокусов и иллюзий, а Зекка наполнил фильмы живыми, реальными акцентами и наделил героев «настоящностью» и жизненностью.

Фильмография

  • Злодеяние телячьей головы
  • Блудный сын
  • Убийство Мак-Кинли
  • История одного преступления
  • Освоение воздуха
  • Подводная драма
  • Дети капитана Гранта
  • Семь замков дьявола
  • Катастрофа на Мартинике
  • Буря в спальне
  • Идиллия в туннеле
  • Через замочную скважину
  • Нескромная банщица
  • Спящая красавица
  • Кот в сапогах
  • Дело Дрейфуса
  • Куда идешь?
  • Жертвы алкоголизма
  • Жизнь игрока
  • Стачка
  • Дон Кихот
  • Страсти
  • Десять жен на одного мужа
  • Фантастический ныряльщик
  • Золотой жук
  • Дело Дрейфуса
  • Клеопатра
  • серия Сцены жестокой жизни / совместно с Лапренсом

Материал был впервые опубликован в мартовском номере «Люмьера» за 2012-й год с заголовком «Немой Зекка».

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here